Бремъ о жако

Признаками его рода (Psittacus Linn.),который кроме него содержитъ еще два вида, являются сильный, немного сплюснутый, по коньку закругленный клювъ, довольно длинныя крылья съ хорошо развитой вершиной, короткiй, почти усеченный хвостъ и оперенiе изъ крупныхъ перьевъ, не покрывающее ноздри, восковицу, уздечку и кругъ около глаза. Описать самого жако легко, потому что, собственно говоря, въ его оперенiи имеется только два главныхъ цвета. Хвостъ пурпурно красный, все остальныя перья пепельно-серыя съ несколько более светлыми ободками. На перьяхъ головы и шеи ободки развиты немного резче, чевъ на остальныхъ перьяхъ, и потому части эти кажутся светлее. Если стереть мелкую пыльцу, которая обыкновенно густо покрываетъ все оперенiе, то перья принимаютъ аспидный черно-синiй цветъ. На лбу, уздечке и обнаженныхъ бокахъ головы расположены мелкiе беловатые сосочки. Встречается много, частью великолепно окрашенныхъ цветныхъ разностей, у которыхъ некоторыя маховыя перья перваго разряда, а также и другiя части оперенья, имъютъ красный налеть, но они редко попадаютъ въ Европу, потому что купцы, живущiе на западномъ берегу, обыкновенно оставляютъ себе этихъ птицъ, называемыхъ въ западной Африке „королевскими попугаями". Молодой жако отличается отъ взрослаго более бледнымъ буровато-серымъ цветомъ мелкаго оперенiя, более темно-краснымъ хвостомъ и серой радужной оболочкой. Радужина взрослаго жако желтая, клювъ черный, ноги свинцово-сераго цвета. Самецъ немного больше самки. Длина птицы равняется 31, ширина 65, длина крыла 22, длина хвоста 8 сант.

жакоОбласть распространенiя жако въ западной Африке простирается отъ Золотого берега до Бенгуэлы, захватываетъ Фернандо-По и Принцевъ островъ, внутри страны доходитъ до озера Чадъ и почти до водо­раздела северной половины бассейна Конго, совпадаетъ, следовательно, съ областью распространения масличной пальмы.    Нейманнъ  проследилъ его къ востоку до восточнаго берега озера Викторiя. Въ более удаленныхъ отъ берега частяхъ Анголы и Бенгуэлы и въ более южныхъ частяхъ области Конго жако, повидимому, не водится. Въ пределахъ известной намъ области растпространенiя птица встречается очень часто почти повсюду, где имеются до некоторой степени сплошные более обширные леса, состоящiе изъ достигшихъ полнаго роста деревьевъ, которыя доставляютъ ему подходящее для жизни место.


Psittacus timneh Fraser отличается отъ предыдущего вида более темнымъ оперенiемъ, главнымъ образомъ более темнымъ и тусклымъ краснымъ цветомъ перьевъ хвоста, а также меньшимъ ростомъ. Живетъ онъ въ Либерiи и Сiера-Леоне.
Приведенными ниже сведенiями читатель и я обязаны Рейхенову, который основательнее и лучше, чемъ кто-либо другой, наблюдалъ сераго попугая и былъ такъ любезенъ, что предоставилъ въ мое распоря­жение результаты своихъ наблюдений.
„Куда бы путешественникъ ни направился, всюду онъ слышитъ крикъ жако. Жако чрезвычайно обыкновенны въ западной Африке, а именно на Золотомъ берегу, въ дельте Нигера, Камеруне и Габуне, потому что въ недоступныхъ лесахъ, растущихъ здесь на топяхъ устьевъ рекъ, они находятъ такiя защищенныя и удобныя места для жизни, что имъ почти не приходится считаться съ преследованiями туземцевъ и немногихъ опасныхъ для нихъ враговъ. Они гнездятся главнымъ образомъ въ мангровыхъ лесахъ близъ побережья, пользуясь готовыми дуплами деревьевъ или же расширяя посредствомъ своего сильнаго клюва отверстiя въ сукахъ такъ, чтобы въ нихъ можно было устроить гнездо. Въ перiодъ размноженiя, приходящейся на дождливые месяцы, т. е. въ зависимости отъ положенiя данной местности къ северу или къ югу отъ экватора на наши летнiе или зимнiе месяцы, жако живутъ более или менее обособленными парами, но после вывода птенцовъ они вместе съ последними соединяются съ другими попугаями своего вида въ общества, которыя сообща летаютъ повсюду, сообща ищутъ пищу и вместе ночуютъ. Теперь уже они избираютъ постояннымъ местомъ ночлега самыя высокiя деревья обитаемой ими местности и собираются здесь каждый вечеръ. Къ закату солнца со всехъ сторонъ появляются большiя или меньшiя стаи, такъ что число собравшихся въ конце концовъ птицъ можетъ достигать часто многихъ сотенъ. Такия места ночлега становятся скоро заметны. Далеко по окрестностямъ разносится карканье прилетающихъ и усаживающихся птицъ, и крикъ ихъ вполне смолкаетъ только съ наступленiемъ ночи. На следующее утро снова подымается крикъ и возвещаетъ теперь общiй отлетъ. Не переставая шуметь, каркать и пронзительно кричать, серые попугаи летятъ внутрь страны, чтобы кормиться на маисовыхъ поляхъ, возделываемыхъ неграми преимущественно на возвышенных равнинах. Полузрелый маис составляетъ ихъ любимую пищу, а производимыя ими въ в поляхъ опустошенiя не поддаются описанiю. Лишь къ солнечному закату начинаютъ они возвращаться, чтобы собраться на местахъ ночлега. Во время этихъ правильныхъ перелетовъ и воровскихъ набеговъ птицы придерживаются однихъ и техъ же пролетныхъ путей, если ихъ тамъ никто не тревожитъ. Скоро ознакомившись съ этими путями, мы пользовались ими и поджидали тутъ птицъ съ целью пополненiя наших кухонныхъ запасовъ, но никогда не могли долгое время придерживаться одного места, потому что умныя птицы замечали эти места и далеко облетали ихъ".

„Полетъ серыхъ попугаевъ можно назвать жалкимъ. Коротко и быстро ударяя крыльями, несутся они по прямому направленно къ намеченной цели: получается такое впечатленiе, будто они боятся и опасаются ежеминутно упасть. Когда мы высадились на берегъ въ первый разъ и заметили летящихъ вдали жако, мы думали, что это утки, потому что полет ихъ напоминаетъ полетъ этихъ последнихъ. Выстрелъ приводитъ летящихъ жако въ полное смятенiе: они опускаются после выстрела совершенно внизъ, нередко перевертываясь въ воздухе, и только медленно подымаются снова. Громкое карканье, которое въ другое время они издаютъ только при виде угрожающей имъ хищной птицы, выдаетъ испытываемый ими страхъ. Вообще при каждомъ необыкновенномъ происшествiи они проявляютъ большую пугливость".

Относительно размножения Рейхеновъ не могъ сделать собственныхъ наблюденiй, такъ что намъ надо обратиться къ показанiямъ Кейлеманса (Keulemans). На Принцевомъ острове, где этотъ художникъ собиралъ свои коллекции, птицы выводятъ птенцовъ въ декабрь, после дождливаго времени. Подъ гнездо избираются большею частью очень глубокiя дупла деревьевъ. Самка кладетъ до 4 совершенно белыхъ яицъ съ неодинаково тупо заостренными концами: къ более тупому концу яйцо убываетъ постепенно, а къ острому круто. Въ виду того, что птицы устраиваютъ гнезда только въ недоступныхъ лесныхъ чащахъ, найти ихъ не легко. На известномъ участке находятъ часто несколько сотъ выводящихъ паръ, но обыкновенно лишь по одному гнезду въ каждомъ дереве. Взрослыя хорошо защищаютъ свое потомство и въ этомъ находятъ поддержку со стороны товарищей. Туземцы не берутъ птенцовъ изъ гнезда, потому что думаютъ, что въ дупле такая жара, что можно обжечь себе пальцы, если запустить въ него руку.

Дорнъ (Dohrn) утверждаетъ, что соответственнымъ образомъ приготовленное жаркое изъ жако превосходнаго вкуса; Рейхеновъ, напротивъ, считаетъ пригоднымъ только супъ, сваренный изъ очень жирнаго попугая. Другiе путешественники также считаютъ мясо жесткимъ и годнымъ только на выварку, но Швейнфуртъ говоритъ относительно этой широко распространенной въ Монбутту птицы, что за нею тамъ часто охотятся «изъ-за ея вкуснаго мяса». На жако охотятся впрочемъ не столько изъ-за мяса, сколько ради красных» хвостовыхъ перьевъ, потому что все негры употребляютъ ихъ для военнаго головного убора, для другихъ украшенiй или же пускаютъ въ дело при разныхъ волшебныхъ обрадяхъ.
Всюду, где встречаются жако, туземцы его ловятъ, приручаютъ и обучаютъ говорить, а также пользуются имъ въ качестве предмета обмена и торговли. Кейлемансъ сообщаетъ, что на Принцевомъ острове серых попугаевъ всегда ловятъ силками уже после того, какъ они вылетятъ из гнезда, что они легко попадютъ в различнаго вида силки и тогда выдаютъ себя отчаяннымъ крикомъ. И эти сведенiя, по словамъ Рейнехова, оказываются не приложенными къ материку. «Ни одинъ жако, попадающихъ къ намъ живымъ", говорить онъ въ заключенiе, „не бываетъ пойманъ взрослымъ; всехъ ихъ негры берутъ молодыми еще предъ вылетомъ изъ гнезда. Внутри страны начальники или знатные жители негритянскихъ деревень собираютъ мало-по-малу молодыхъ птицъ, чтобы впослъдствiи доставить ихъ всехъ разомъ на берегь. До отправки они держать ихъ на свободе съ подрезанными крыльями".
Жако одна изъ любимейшихъ комнатныхъ птицъ и вполне заслуживаетъ того расположения, которымъ пользуется: его кротость, понятливость и привязанность къ хозяину действительно замечательны. Слава о немъ провозглашается, такъ сказать, на всехъ языкахъ; о немъ говорится во всякой естественной исторiи, да и вообще въ каждой книге, посвященной описанию жизни животныхъ. О немъ написана масса прелестныхъ разсказовъ.
Жако редко размножаются въ неволе. Однако известно несколько случаевъ, что они и въ клетке клали яйца, высиживали птенцовъ и выкармливали ихъ. Уже Бюффонъ сообщаетъ объ одной паре, которая 5—6 летъ подъ рядъ клала 4 яйца и правильно высиживала птенцовъ. Лабакъ (Labac) также разсказываетъ о подобномъ случае, а недавно Букстонъ наблюдалъ надъ своими летающими на свободе жако, что они вывели трехъ птенцовъ въ дупле дерева. Одинъ изъ этихъ птенцовъ померъ, два же остальные весело летали повсюду съ другими попугаями, которыхъ выпустилъ Букстонъ, и каждое утро являлись вместе съ ними къ корму.
При правильномъ уходе и возможно простой пище жако достигаютъ глубокой старости; принадлежавшей амстердамскому купцу Миннинкъ-Гюйзену жако прожилъ 32 года, а перейдя по наследству къ другому владельцу, прожилъ у него еще 41 годъ. Четыре или пять летъ до смерти онъ сталь дряхлеть. Резвость его и способности, особенно память, ослабели и наконецъ совершенно пропали. Последнiе два года онъ не могъ уже держаться на жердочке и сиделъ на полу. Подъ конецъ онъ не былъ въ состоянии есть самъ и его нужно было кормить. Въ последнее годы жизни онъ и линялъ очень неполно. Дряхлея и слабея, онъ угасалъ постепенно.

Источник: "Бремъ. Жизнь животных. Восьмой томъ. Птицы". С-Петербургъ. Русское книжное товарищество "Деятель".


Возврат к списку